Экономика - Новости в мире

К скандалу в Сербии с российским Кабельным альянсом может добавиться еще одно предприятие УГМК (ФОТО)

vk.com

На минувшей неделе в Сербии развернулся громкий скандал вокруг деятельности «лжеинвесторов» из холдинга «Уральская горно-металлургическая компания» (УГМК), владельцем которого является «медный король» Искандар Махмудов, а генеральным директором – Андрей Козицын.

Олигархи, получившие широкую известность в России после череды рейдерских захватов и преднамеренных банкротств предприятий цветной металлургии, были уличены в промышленном шпионаже, уклонении от налогов и контрабанде в Евросоюз «сербской» продукции из медной катанки, производимой в АО «Уралэлектромедь» (Верхняя Пышма, Свердловская область) и других российских предприятиях УГМК. Пристальное внимание на ситуацию обратил Союз работодателей Сербии (Unija poslodavaca Srbije, UPS), являющийся членом BUSINESSEUROPE (ассоциация работодателей Евросоюза).

В пятницу, 23 августа, сербские СМИ сообщили, что по инициативе профсоюзов в правительство Сербии и посольство РФ в Белграде будет направлено официальное обращение. В документе содержится просьба не допустить вмешательство «лжеинвесторов» из ООО «Холдинг Кабельный Альянс» (ХКА, дочерняя структура УГМК) в производственную деятельность АО Holding Industrija kablova - Jagodina (FKS) в городе Ягодина (Поморавский округ).

Аналогичная петиция подготовлена и на имя министра энергетики РФ Александра Новака, являющегося по совместительству председателем Российской части Межправительственного Российско-Сербского комитета (МПК) по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Подтверждением этому стали, по сообщению зарубежных СМИ фотографии документов и материалов выложенные в личном блоге сербского профсоюзного активиста Рато Нинковича.

В обращении UPS к Новаку отмечается, что основная цель УГМК и ее «дочки» ООО ХКА (гендиректор Дмитрий Васечко) – промышленный шпионаж, доступ к уникальной технологии покрытия кабеля свинцом (т.н. «жила в свинце») и оборудованию по производству нефтепогружных кабелей. Ранее УГМК рассматривала вопрос участия в приватизации кабельного завода в Ягодине, собрала тендерную и другую документацию, но потом отказалась от участия в тендере.

В мае-августе 2013 года УГМК и ООО ХКА возобновили переговоры с Holding Industrija kablova - Jagodina (FKS), а также с АО Novkabel (Нови-Сад, край Воеводина) о совместном продвижении на российском рынке кабельно-проводниковой продукции. Под этим предлогом Ягодин посетил один из менеджеров ООО ХКА Денис Ершов (курирует в «дочке» УГМК работу с компаниями нефтегазовой отрасли). Ссылаясь на полномочия, которые ему дали Козицын и Васечко, Ершов пытался попасть на производство нефтепогружных кабелей, требовал представить ему информацию, представляющую собой коммерческую тайну.

Также Рато Нинкович раскрывает схему возможной контрабанды в Евросоюз медной продукции УГМК по сертификатам, оформленным на принадлежащем российскому холдингу заводу медных труб АО Fabrika bakarnih cevi (FBC) в городе Майданпек (Борский округ).

В самой России действуют таможенные пошлины на вывоз катода (10% от стоимости товара) и медный лом (50%). При этом готовая продукция (катанка) пошлиной не облагается, но служит сырьем для производства труб на заводе в Майданпеке. Эта катанка, ввозимая из Верхней Пышмы, не облагается таможенными пошлинами сербской стороной.

На продукцию FBC, изготовленную из катанки производства АО «Уралэлектромедь» и других российских предприятий УГМК, выдается сертификат происхождения «Сербия». Затем этот товар экспортируется в государства Евросоюза без уплаты пошлин, на основании директив ЕС, а также договора о создании Центрально-Европейской ассоциации свободной торговли (ЦЕФТА). Тем самым УГМК грубо нарушает действующие международные правила определения происхождения товаров.

Напомним, в соответствии с действующими правилами стоимость сырья, материалов и прочих затрат должны составлять более 50%. Завод FBC производит трубы на 100% из сырья российской УГМК. Стоимость российской меди в готовой продукции более 90%. Таким образом, товар не может быть признан сербским и экспортироваться в ЕС без пошлины.

Кроме того, при ввозе катанки завод FBC не платит налог на добавленную стоимость (НДС). Формально это разрешено, т.к. на предприятии существует склад временного хранения (СВХ) и товар должен находиться на складе и по мере использования декларироваться с оплатой НДС. Зачастую этого не происходит, т.к. сначала катанку используют при производстве труб, трубы реализуют и только потом платят НДС.

Таким образом, УГМК уклоняется от уплаты налогов сербскому государству, занимается практически контрабандой и срывает декларированный Сербией курс на интеграцию в Евросоюз. Сейчас поймать Андрея Козицына за руку сложно, так как на складе должен постоянно присутствовать представитель таможни. Ближайший же к заводу FBC таможенный пост находится в 300 километрах от Майданпека, в городе Ниш

Ранее на эти факты контрабанды из Майданпека указывали в ходе межправительственных экономических переговоров с Сербией представители Греции. После опубликования обращений UPS к правительству Сербии, посольству РФ и министру энергетики РФ Александру Новаку стало известно, что в национальную таможенную администрацию Cербии (Uprava Carina) намерены обратиться муниципальные власти общины Майданпек.

Распечатать ВЕСТИУА

Постоянная ссылка :